пятница, 22 апреля 2016 г.

Проклятие

Давно это случилось, меня самого ещё на свете не было, да и прабабке моей было тогда лет двадцать… Она мне всё и рассказала.

Шёл трудный год, урожая почти не было, а городские власти как раз повысили налоги, да не на что-нибудь, а на дрова! Лес стал платным. Городок-то наш у дремучих Тедельмидских лесов стоит и никогда ранее ни один житель не ведал такого ужаса: за каждое бревно платить! В большинстве домов тогда были печи, а как брёвна стали платными и рубить лес горожанам запретили, они кутались в тряпьё всякое, но топили редко, по особым случаям…

К чему я все это говорю? Да к тому, что и прабабка моя, Радмилла, а в ту пору – первая красавица города, происходила из самой бедной семьи. Родители её, помирающие от нищеты и злые, как собаки, приказали печь топить только по выходным, когда никто на работы не уходил.

Но как-то утром после воскресного дня, когда все разошлись, Радмилла занемогла. Послала она мальчишку местного к хозяину лавки, в которой работала, сказать, что не придет сегодня. А сама опустилась на кровать, дрожит и плачет. Лихорадка у неё была или другое что, но к полудню ещё хуже стало, и Радмилла решилась нарушить запрет – растопить печь. Подбросила несколько поленьев, подожгла, закрыла заслонку… Сверху печь накрывалась железной пластиной, она нагревалась от камня и можно было заварить чай. Плохо было Раде, и она оставила котелок с водой прямо на печном камне, забыв опустить пластину. Сама прилегла за стеной, чтобы тепло от печи согревало. Только дыхание её выровнялось, слышит вдруг: грохот страшный, как раз из передней, где печь. Вскочила девушка и бегом туда. Так бы и лишилась чувств, наверно, да сильный характер и страх перед родителями не дал ей… Видит Радмилла – котелок на полу валяется, вода разлилась, и в полумраке печного угла, под пластиной жестяной, корчится и стонет маленький человечек. Ростом, как дитя малое, а внешностью - взрослый парень.


Ещё мгновение Рада стояла, но в следующую секунду кинулась спасать беднягу. Пластина прижала его ногу прямо к раскалённому печному камню, и маленький юноша изнемогал от боли. Радмилла отнесла странного гостя на кровать.

- Ты кто? – спросила она, перевязывая ему рану.

- Домовой. – парнишка приподнялся и сел.

Он рассказал Раде о лечебных кореньях, которые хотел подсыпать ей в чай, о том, что не заметил во тьме железную пластину, задел её, не сумев удержать, и был застигнут врасплох. А ещё он открыл тайну своего народа, маленьких людей, живущих за Манстерским холмом, в самых темных Тедельмидских лесах. Они все были или будут домовыми. Одни сменяют других, служат людям определенный срок и снова уходят в свой родной дом. Многие живут столетиями, и лишь те умирают быстрой смертью, кто не сумеет скрыться от зорких человеческих глаз.

- Главное для нашего народа – неизвестность. Лишь неведение людей дает нам возможность жить. Другие существа не были столь скрытны, и посмотри – вокруг почти не осталось эльфов, исчезли люди-волки, исчезли дети Луны, больше нет Мелингоров…

- Значит и ты умрешь? – Радмилла почувствовала, что сейчас заплачет.

От домового исходила такая любовь, какую она ни разу не ощущала от своей семьи.
- Умру, если ты меня выдашь моему народу. Они перестанут приносить настойку и мои силы скоро иссякнут. Мы не стареем, как люди, мы просто исчезаем, таем, как утренний туман. Настойка - воздух для нас, она даёт энергию и знания, она позволяет становиться невидимыми…

- Тогда почему ты не стал невидимым на печи?

 Домовой опустил голову и его тонкие руки задрожали от волнения.

- Потому что я просто не успел… - ответил он.

…Прошел год. Радмилла жила в страхе, скрывая от всех присутствие домового. Она поселила его в каморке под кроватью, туда он с легкостью забирался, там она поила его настойкой, которую каждый день забирала из-под крыльца. Днём, худенький и ловкий, юноша помогал с уборкой дома, но с приходом отца и матери – вынужден был прятаться. Оказалось, что он больше не может быть невидимым – волшебная способность терялась при первом взгляде человека.

Зима принесла болезни и голод, а весна – разливы рек и наводнения в долине. А когда умер отец, Раде пришлось устроиться на вторую работу. Исхудала Радмилла и побледнела, ни травы домового больше не помогали ей, ни его трогательная любовь. В одно раннее утро, вернувшись после ночной смены и не помня себя от усталости, она поставила настойку в каморку домового и не закрыла дверцу. На сон было лишь два часа, и Рада даже не вспомнила о своей роковой ошибке, собираясь на заре на службу в магазин.

Каким образом спокойный пёс, охраняющий дом, вдруг оказался внутри и нашел каморку, Радмилла так и не узнала. Когда она вернулась из магазина, израненный домовой уже лежал на земле в окружении горожан. Его забрасывали камнями, били и под лозунгами офицера полиции, собирались сжечь на площади.

- Порождение Дьявола, маленький демон! – голосили старухи.

Рада протиснулась сквозь толпу и вырвалась вперед. Забыв обо всем, она упала на колени перед юношей и закричала: то был вопль отчаяния и ненависти к жителям города.

Домовой увидел ее и протянул руку, сжимающую флакончик с настойкой.

- Выпей… - прошептал он. – Мне она уже не поможет, но тебя спасет от их издевательств.

Из последних сил он приподнялся, вложил флакон к ней в ладони и прижался к девушке всем телом. И Рада почувствовала, что домовой исчезает, тает, словно утренний туман…

          Через минуту в её руках остался лишь комок одежды и маленький флакончик.

- Ведьма, ведьма! – закричали из толпы. – Она сделала его невидимым! Держите ведьму!

        Радмилла не раздумывая выпила настойку и обернулась – посмотреть в глаза своим врагам – и побежала. Долго народ гнался за ней, но она оказалась быстрее. Еще не зная, кем стала, девушка спряталась в дремучих Тедельмидских лесах. Маленькие люди узнали ее историю и дали ей пищу и кров. Но месть в сердце Радмиллы ждала своего часа.

Через несколько месяцев стали пропадать жители. Вначале исчезла половина чиновников и офицеров, потом пришел черёд женщин и детей. Некоторые так и не были найдены. Слухи быстро разносятся, они окончательно разрушили жизнь города. Перестали приезжать торговцы, отдыхающие. Нас сторонились даже лекари!

Чистых душой Радмилла уводила в Сонную Пещеру, чтобы возродить к жизни сверхъестественных существ, о которых рассказывал её домовой. А ради продолжения рода, одного клерка даже сделала своим супругом. Хотя детей Рада не растила, все были подкидышами. Вы спросите, как я всё это узнал? Недавно повторился тот страшный случай: моя мать случайно увидела домового и забила его до смерти сковородой. Той же ночью с ней расправился страж Радмиллы, беспощадный Мелингор. А потом ко мне пришла сама Рада, до сих пор молодая и красивая, и рассказала правду.

Конечно, я передал её слова другим. Кто поверил – всё бросил и уехал, но многие остались. Люди уже привыкли жить в страхе, запирать двери, не выходить на улицу после наступления темноты. Хуже всего приходилось случайным гостям. Они оказывались в этом проклятом месте и не знали, кого встретят за углом: обычного горожанина или одного из прислужников Рады.

Вчера я собрал самое необходимое и решился покинуть город. Нет, не смерти я боюсь. Самое страшное – видеть лицо Радмиллы, которая выглядит моложе меня, собственного правнука. Я смотрел ей в глаза лишь однажды… Но знаете, что я думаю? Ее месть не утихает, а лишь разгорается ярче с каждым годом…



Примечание автора
Впервые опубликован на сайте http://thesims.club в конкурсе рассказов к Хэллоуину.

Комментариев нет:

Отправить комментарий